Записки о Второй школе

   
1960 год
Владимир Фёдорович Овчинников.

Как начиналась 2-я школа

Школа открылась в 1956 году на окраине Москвы. Последние дома заканчивались у Калужской заставы, а дальше шли пустыри и огороды. Следующий от Калужской заставы дом (для преподавателей МГУ) стоял на Ломоносовском проспекте.

2-я школа была построена первой в районе, а рядом возводился жилой дом. Занятия начались, когда школа еще достраивалась, поэтому старшеклассники в резиновых сапогах перетаскивали первоклашек через грязь, иначе дети не могли добраться до школы.

Мы начинали работать буквально впятером. Среди «открывателей» школы были И. С. Збарский, Н. В. Тугова, Р. Е. Кантор, которые сегодня в зале. В 1957 году мы набрали маленькие классы. Но район быстро заселялся, и на третий год в школе училось 880 человек, т.е. в классах было по 45 детей, что соответствовало нормам.

Школа ничем не отличалась от других московских школ. Но было несколько учителей-энтузиастов, которые составили костяк будущей 2-й школы. Этот костяк «обрастал» другими учителями, и постепенно складывался очень интересный коллектив.

   
1963 год
Исаак Семёнович Збарский.

Как состоялась 2-я школа

Если бы не Владимир Федорович Овчинников, — не было бы и 2-й школы. Он — начало нашей школы. И костяк учителей он привел.

Хочу добавить к рассказу Владимира Федоровича, что вдоль Калужского шоссе располагался «пунктир» академических институтов, и это имеет непосредственное отношение к школе.

В первые учебные годы Н. С. Хрущев, блаженной памяти, постановил, что в школах должно быть обязательное профессиональное образование. В центре Москвы директора легко нашли себе «шефов» — швейные фабрики, автобазы и т.д. А у нас кругом пустыри и никакого производства.

И вот мы с Владимиром Федоровичем пошли по округе искать хоть какую-нибудь профессиональную базу. Зашли в какую-то замочную артель. Там говорят, мол, взяли бы мы вас, да нас самих отсюда выселяют.

И когда мы уже шли назад, вдруг Владимиру Федоровичу пришла в голову гениальная мысль и он сказал: «Послушайте, Исаак Семенович, а давайте зайдем в академический институт». Я говорю: «Да какая же там профессия?» В.Ф.: «Ну кто его знает, давайте зайдем».

Мы зашли сначала в ФИАН. Там сказали: «Да вы что, с ума сошли? Здесь же радиация, какие дети?!» А второй институт был, как будто Бог поднёс... Это был Институт точной механики и вычислительной техники, и директором его был академик Лебедев (теперь это институт им. Лебедева).

Он выслушал Владимира Федоровича и сказал: «А что, я вас возьму, мне нужно паять платы. Ну, вы напортите какую-то часть, но вы же у меня будете не в плане и, глядишь, для меня что-то сделаете. Я вам устрою цех с музыкой и цветами». И устроил на 2-м этаже школы.

Владимир Федорович первый в Москве дал объявление о наборе по специальности «радиомонтажник». Это, знаете ли, среди всех швей и автослесарей — звучало. И к нам хлынул поток учащихся. Поток сильных учащихся.

А потом, через год, Лебедев сказал: «Знаете, мне еще и программисты нужны. Давайте откроем еще классы по физике и математике».

И пошел второй поток. А когда второй поток пошел, то оказалось, что старые учителя, часть из них, с этими учениками работать не могут. И начался второй отбор, — отбор учителей. Приходили уже такие учителя, которые с этой ученической элитой могли совладать. Так в школе собрались элитные преподаватели.

А когда 2-я школа уже начала греметь по Москве, уже слышалось, что после пушкинского лицея другой такой школы не было, начался третий поток — поток академиков и членов-корреспондентов, которые приходили к Владимиру Федоровичу и просили принять их детей. Это надо было видеть.

Владимир Федорович начинал валять дурака. Он говорил: «Знаете, не могу, у вас другой район, не положено, детям надо переходить дорогу». И так доводил этого несчастного академика до состояния, когда тот был готов встать на колени. Тогда Владимир Федорович говорил: «Ну что ж, ну попробуем. Скажите, а Вы в субботу работаете? — Нет. — А мы работаем. Так вот, если мы возьмём ваше дитя, то Вы по субботам будете читать по своему предмету лекции для того курса, где будет учиться ваш ребенок». И тогда состоялась 2-я школа.

И хочу еще раз признаться в любви Владимиру Федоровичу и повторить, что не было бы Вас, Владимир Федорович, — не было бы 2-й школы, и не сидели бы мы сейчас в этом зале.

(Выступление в Доме учителя, 29 октября 2002)

(В печатной версии книги ошибочно указана иная дата 26.10. 2003 г.)